Прозорливая наивность

— Очень часто после выступления меня просят раскрыть секрет того или иного фокуса, — говорит Петр Стасевич. — А когда я отказываю, начинают строить догадки.
Вот еще одно тонкое наблюдение артиста: чем человек старше, тем более невероятные предположения об «изнанке» фокуса он строит. Компьютерная графика, лазерные эффекты, скрытые зеркала и прочее…
— Наиболее заинтересованная часть публики — дети. Они очень бурно реагируют на мои выступления. И, конечно же, тоже пытаются отгадать секреты фокусов. Правда, они мыслят более простыми категориями: вот тут — «невидимая» веревочка, здесь — ящик без дна, там — ассистенты-близнецы.


— И чьи предположения чаще всего оказываются наиболее верными — детей или взрослых?
— Конечно же, детей…
Мы так долго говорим и пишем о наивности детских помыслов и чистоте ребячьих душ, что порой сами удивляемся этим качествам подрастающего поколения. Вот вам и пример того, что детская наивность бывает очень даже прозорливой.
— А как артисты достигают виртуозности в исполнении трюков?
— Все очень просто. Считайте: номер иллюзиониста продолжается на сцене минут семь-восемь. В среднем на выполнение одного фокуса уходит секунд тридцать. То есть во время выполнения номера зритель видит 15–20 фокусов. А чтобы подготовить номер, надо в течение двух-трех месяцев ежедневно тренироваться минимум по пять часов.
…Вот такая арифметика. Все в жизни достигается напряженным трудом. Даже чудеса иллюзии.
* * *
Небезызвестный месье Воланд и его команда, помнится, также демонстрировали фокусы москвичам. Но то их выступление, закончившееся воплем булгаковского кота Бегемота: «Маэстро! Урежьте марш!», как помните, имело для многих зрителей драматические последствия.
Но люди хотят верить в сказку. А значит, чудеса должны быть добрыми.
И пусть и впредь во время выступления иллюзиониста все смеются и восхищаются талантом артиста. И пусть после выступления в зале повиснет тишина, и кто-нибудь весело скомандует оркестру: «Маэстро! Урежьте марш!».