Алиби для мага

— В нашей профессии, особенно в последние годы, появилось очень много дилетантов и откровенных жуликов, — печально рассказывает Петр Стасевич. — Бывали случаи, когда под моим именем на сцену выходил самозванец. Часто дилетанты просто воруют фокусы у профессионалов.
— И как с этим можно бороться?
— Фокусы мы патентуем.
Ничего себе! Впервые слышу, что иллюзию можно запантетовать. Но чего не бывает в нашем мире…
— В каждой стране зрители по-своему реагируют на фокусы, — продолжает разъяснять Петр Михайлович. — В Германии, например, публика очень культурная, уважение к артисту чувствуется по самой атмосфере зрительского зала. Японцы ценят эффектные, зрелищные трюки.


— А как у нас встречают фокусников?
— Не очень почтительно. В подсознании у значительной части нашей публики до сих пор живет уверенность в том, что их обманывают. Им показывают иллюзию — а они думают: как же нас ловко провели!.. Помню, однажды старушка, посмотрев мой номер, закричала: «Демон!» — и принялась осенять себя крестным знамением.
Но, как и почти в любой профессии, в работе иллюзиониста, оказалось, есть приятные моменты.
— Бывает, зал какой-то «мертвый». Сидят — лица каменные, напряженные позы. Так вот: «поднять», раскачать такую публику, заставить ее аплодировать и восторженно свистеть — это очень приятно. Приятно чувствовать себя профессионалом!
И в виде примера насчет того, как работают профессионалы, маг Стасевич рассказывает старинную цирковую байку. Великий иллюзионист Эмиль Кио наставляет своего сына, как вести себя на сцене во время номера. «Ты кланяйся публике, улыбайся. Главное — не мешай своим ассистентам. Они все и без тебя сделают»…
— Для иллюзиониста важна стать, осанка — то, что создает харизму. Спокойствие, некий внутренний стержень, уверенность в себе, — рассуждает Петр Стасевич. — И, конечно же, нельзя допускать, чтобы артист нервничал, чтобы у него тряслись руки.
Мне очень хочется узнать от артиста секрет хотя бы одного, пусть даже самого простого трюка. Но, как и в любой профессии, у магов существует несколько «табу». Нельзя раскрывать посторонним людям секреты фокусов, нельзя «воровать» трюки. Впрочем, о секретах фокусов существует обширная литература…
— А в каком возрасте обычно иллюзионисты уходят на покой? — интересуюсь у собеседника, узнав про трясущиеся руки. — И чем занимается фокусник на пенсии?
Артист Стасевич убежден: фокусники на покой не уходят до самой смерти. Когда иллюзионист уже не может работать на сцене, он передает секреты мастерства ученикам. «И это продолжается до гроба!» — утверждает Петр Михайлович.
Вот такая бывает верность до гроба — верность профессии. Или это верность иллюзиям, верность чудесам? Не знаю…
Мой собеседник рассказывает: профессия «ловкость рук» издавна находится под пристальным вниманием сотрудников правоохранительных органов. В самом деле, ведь цирковые навыки могут быть использованы в мире криминала. Я тут же вспоминаю старый итальянский фильм «Блеф», в котором два жулика (неподражаемые артисты Адриано Челентано и Энтони Куинн) мошенничают именно с ловкостью иллюзионистов.
А Петр Стасевич тем временем поясняет, что ведет специальный блокнот, в котором отмечает, где и когда он был, с кем беседовал, в каком городе выступал. «Когда случается преступление, связанное с ловкими руками, нас проверяют. Надо иметь алиби».
…Быть фокусником — не только сложно, но и порой неприятно. Ведь иллюзионист может творить не только добрые иллюзии…